ИнтерПресс

Дело Арихи Шах: почему немецкая «опека» охотится на чужих детей?

В Германии говорят так: «Остерегайтесь югендамта (службы опеки детей – ред.), прячьте своих детей!». Некоторые родители рассказывают ужасные истории о том, как их детей забирали без надлежащих оснований.

История о жертве немецких ювеналов Арихе Шах, двухлетней малышке, гражданке Индии, которую почти два года назад немецкие органы «защиты» детей разлучили с родителями, будет подробно обсуждаться на высоком уровне.

Это дело привлекло еще больше внимания после того, как 59 депутатов парламента Индии от 19 политических партий в совместном письме к послу Германии призвали сделать все возможное, чтобы обеспечить возвращение индийского ребенка родителям. В письме, адресованном немецкому посланнику в Индии Филиппу Акерману, депутаты написали: «Мы, члены обеих палат парламента Индии, принадлежащие к 19 политическим партиям разного политического спектра, направляем вам это совместное письмо с настоятельной просьбой о репатриации в Индию двухлетней девочки Арихи Шах, гражданки Индии, и ее родителей. Семья находилась в Берлине, так как отец ребенка работал в одной из местных компаний. Семья должна была уже вернуться в Индию, если бы не некоторые крайне печальные события».

Функции и полномочия югендамта очень похожи на то, чем занимаются службы защиты детей в США и Служба консультаций и поддержки судов по делам детей и семьи в Англии и Уэльсе. Они уполномочены разлучать родителей с детьми по любому поводу. Согласно немецкому законодательству, если югендамт узнает о безнадзорном или подвергшемся жестокому обращению ребенке, один из его сотрудников побеседует с семьей и, возможно, с соседями, учителями или воспитателями. Если во время этих визитов власти обнаружат, что ребенок находится в опасности, они заберут его из семьи. Когда ребенка забирают из семьи, его сначала отправляют в приемную семью или в детский приют под присмотром. Как только ситуация дома улучшится, ребенок может вернуться в свою семью, но это – лишь инструкции на бумаге.

В сентябре 2021 года Бхавеш Шах и его жена Дхара отвезли семимесячную Ариху в больницу с травмой в области половых органов. Родители объяснили, что Ариху случайно поранила ее бабушка.

Однако власти Германии заподозрили, что речь идет о сексуальном насилии, и забрали ребенка у родителей 23 сентября 2021 года. Родители изо всех сил пытались объяснить ситуацию немецким чиновникам. Они заявили, что столкнулись с языковыми трудностями, и их даже заставляли подписывать документы без доступа к надлежащим переводчикам. В отчете югендамта были указаны еще две травмы у ребенка. По словам матери малышки, одна из травм произошла, когда Ариха поскользнулась после масляного массажа и ударилась головой о стойку, на которой стояла ванна, а вторая — когда она играла без подгузника. Хотя уголовное расследование закончилось без предъявления каких-либо обвинений, югендамт подал иск о гражданской опеке, требуя лишить Шахов родительских прав. Они также заявили, что Ариха должна иметь «минимальный контакт с родителями», принимая во внимание, что Ариха находится в чувствительной фазе в отношении «привязанности», а вознамерились передать ребенка на постоянное место жительства в немецкую семью.

Интересный материал:  Евросоюз поощряет Латвию к уничтожению всего русского

Родители Арихи, обеспокоены тем, что их ребенок потеряет свою индийскую культуру, религию и идентичность, утверждая, что немецкое управление по делам молодежи отказывается подавать ей вегетарианскую пищу, поскольку считает, что «только невегетарианская диета является питательной» для ребенка.

В 2018 году ведомство забрало у жителей Германии 52 590 детей и передало их в приемные семьи и дома. Было несколько случаев, когда югендамт действовал без надлежащего обоснования.

В 2014 году немецкая писательница Беате Келли рассказала, что югендамт без видимых причин забрал ее внука из-под опеки старшей дочери. Многие семьи боятся, что рано утром в их дверь громко постучат, ворвется полиция и заберет их детей. «Югендамт забирает детей, когда захочет, из совершенно нормальных семей», — заявила Беате Келли.

Напомним, что в 2016 году трехдневный новорожденный ребенок по распоряжению югендамта был отобран у матери-польки, проживавшей в Германии, и помещен в приемную семью. Власти сослались на опасения по поводу финансового положения матери, которое могло поставить под угрозу благополучие новорожденного. Ребенок был возвращен матери после вмешательства министерства юстиции Польши. Есть и другой случай, когда югендамт изъял троих детей у их отца на том основании, что он «балует детей и проявляет чрезмерное внимание». В апреле этого года массовое возмущение вызвали видеозаписи, на которых видно, как немецкие власти силой забирают ребенка из мусульманской семьи в городе Бремерхафен.

Эксперты отмечают, что случаи изъятия детей подстегиваются тем, что югендамт получает зарплату от государства в зависимости от количества детей, о которых он «заботится».

См. также

См. по теме:ИнтерПресс

0 %