АналитикаПолитика

Гагаузия — кто наши друзья?

Гагаузский народ невелик количественно, но установил исторически прочные связи не только с Россией, но и с Турцией, которая активно помогает Комрату, но ведет при этом свою, особенную политику. В последние годы наметилось ее сближение с Россией, и мы попробуем объяснить, почему это происходит, и может ли гагаузский народ, находящийся под очевидным давлением Кишинева и его поспешного стремления в евроатлантические структуры, рассчитывать на политическую поддержку не только со стороны России, но и Турции. 

Турция — страна, которая входит в НАТО и состоит в нем она очень давно, с 1958-го года. Турция исторически была противником России, история знает не одну и не две войны между русскими и османами, и потому считать турок друзьями русских даже сегодня вряд ли стоит.

Однако перед лицом общей опасности, коей является агрессивный западный капитализм, подаваемый под соусом глобализма, в последние годы наметились тектонические сдвиги в геополитическом раскладе региона. Россия и Турция перестали быть очень недружественными государствами, а превратились, можно сказать, в попутчиков. Они двигаются вместе в одном направлении, сопротивляясь щупальцам глобализма, который пытается охватить всю планету, особенно после того, как пал СССР. Причем еще десять лет назад ни о каком сближении не могло быть и речи — Турция, наряду с Западом, выступала принципиальным противником сирийского лидера Башара Асада, а когда в 2015 году Российская Федерация начала операцию в Сирии, Анкара сочла себя очень сильно пострадавшей и даже сбила российский бомбардировщик 24 ноября 2015 года, который буквально на 17 секунд влетел в турецкое воздушное пространство, патрулируя турецко-сирийскую границу.

Именно та история на самом деле стала неким перевалочным пунктом. Дело в том, что турецкий президент Эрдоган, отдавая приказ на сбитие самолета, надеялся на то, что его поддержит НАТО и Запад в целом — выступят с заявлением, что он, дескать, правильно все сделал, так и надо. Но этого не произошло — Запад попытался, наоборот, абстрагироваться от произошедшего, несмотря на членство Турции в НАТО. Мол, это личная инициатива Эрдогана, а мы ни при чем. Последовали санкции против Турции, над которыми зубоскалил «цивилизованный мир» — что, мол, это такое, помидорные санкции!

Но оказалось, что уже через несколько месяцев «помидорных санкций» Турция изменила свое поведение, нашла «стрелочников» и осудила их — покаяние было выполнено. Затем наступило 15 июля 2016 года — в то время как безумец-террорист давил людей в Ницце, в Турции начался государственный переворот, частично поддержанный армией.

Эрдоган в тот момент явно пропустил удар — как и Горбачев в 1991-м, он отправился на отдых в Мармарис, куда заговорщиками (а, скорее, курировавшими их действиями спецслужбами западных государств) была отправлена специальная группа для ликвидации Эрдогана без суда и следствия, как ликвидировали Чаушеску.

Но Эрдоган срочно покинул Мармарис буквально за 10 минут до появления диверсантов, вернулся в столицу и смог стабилизировать положение вещей и прижать бунтарей к ногтю. Ключевой тут оказалась помощь русских — они перехватили переговоры с авиабазы Инджирлик, которая является НАТОвской базой на территории Турции — именно она летом 2016 года была центром попытки анти-эрдогановского бунта — и предупредили турецкого лидера об опасности и о том, что для его ликвидации отправлена группа.

Эрдоган успел спастись — а на востоке такие вещи умеют ценить, даже если руку помощи тебе протянул совсем не друг. Не зря после той истории турецкий лидер начал называть Владимира Путина «моим большим другом». Это был второй, еще более важный переломный момент в отношениях Турции и России, которые с тех пор стараются как минимум не вредить друг другу во внешней политике.

Конечно, прежде всего Турция заботится о своих интересах и, не исключено, что в будущем эти интересы где-то смогут вступить вразрез с российскими интересами. Турция не отказывается от своего желания иметь влияние на регионы, где проживает тюркское население — в том числе и на бывшие советские республики. У нее маловато возможностей влиять на Среднюю Азию, но есть конфликт Армении и Азербайджана, где Турция также пытается быть главным медиатором, несмотря на то, что эту роль на себя всегда брала Россия, есть Украина, где Эрдоган также пытается заработать политический капитал и потому не один раз уже встречался с Зеленским, а в Крыму, не будем забывать, проживает и крымско-татарское население, которое турки также считают «своим».

Карабахский конфликт является ярким напоминанием того, как Турция пытается влиять на страны вокруг себя, особенно преуспела она в этом отношении с Азербайджаном. Но надо четко понимать одну вещь — для того, чтобы торговаться с Россией, Турции нужны какие-то свои козыри. Поэтому она также, как в Карабахе, провоцирует неудобства для России. «Смотрите, у вас есть проблема в Карабахе, и мы можем ее обострить, давайте торговаться на равных» — мотивация деятельности Турции примерно такова.

Интересный материал:  "Афганистан уже рядом» - как Молдова становится потенциально одним из самых опасных мест

В Самарканде прошел саммит ШОС (Шанхайской организации сотрудничества) — очередной, уже 22-й. В организации состоят крупнейшие страны Азии, в том числе Китай и Индия, а также государства поменьше, примыкающие как к России, так и к Китаю. Турция также участвует в этом саммите, и у Эрдогана накопилось много вопросов к Путину.

Президент Турции готовится к выборам, ему нужны скидки на газ, дабы стабилизировать экономическую ситуацию в стране, которая вызывает тревогу на фоне обвала турецкой лиры — по схожим причинам, по которым обвалился в свое время российский рубль (санкции Запада). При этом обе стороны стремятся к исключению из взаиморасчетов таких валют, как доллар или евро — Турция готова частично оплачивать газ в рублях, а частично — в лирах, такой уговор выгоден обеим странам.

В то же время Турция готова и дальше быть не только перевалочной страной для желающих выехать за границу россиян, а также стать партнером по продажам российского зерна, которое будет попадать на рынки через Стамбул и другие порты Турции. Это позволит обойти санкции, которые навязаны России англосаксами.

Мы не можем вам точно сказать, какое место в переговорах Турции и России занимает вопрос Гагаузии и как они могут разделить тут сферы влияния. Регион невелик, находится в проблемной зоне — без выхода к морю, что могло бы облегчить коммуникацию с Турцией, да и с Россией, вдобавок, окружен враждебно ведущей себя Украиной.

В Кишиневе у власти также не те люди, которых хотели бы видеть московские лидеры, да и турецкие, пожалуй, тоже — достаточно вспомнить, какой гвалт поднимала и продолжает поднимать вся эта проевропейская братия по поводу депортированных в 2018-м году в Турцию учителей, согласно официальной версии Анкары, сторонников Гюлена. Это вряд ли нравится Эрдогану, потому что депортированы туда были лица, в той или иной форме противодействовавшие его режиму — ему удалось до них дотянуться, что оказалось болезненным ударом для завербовавших их американцев, которые и спустили своим молдавским марионеткам наказ бить в набат по этому поводу и всячески напоминать о случившемся.

Но по поводу Гагаузии можно сказать точно — ни Россия, ни Турция не заинтересованы в расширении влияния Запада и НАТО в Молдове, особенно в Гагаузии. В этом их интересы совпадают. Это хорошо для гагаузов, потому что они могут рассчитывать не только на политическую поддержку Москвы, но и другой большой региональной силы — Турции.

Которая, к тому же, входит в НАТО — правда, конъюнктура сейчас такова, что это не мешает НАТО делать свои дела, не считаясь с мнением Турции, то есть неким сдерживающим фактором не станет. Скорее следует ожидать скоро выхода Турции из НАТО — не скажем, что в ближайший год, но в ближайшие пять лет наверняка.

Причем вовсе не по инициативе самой Турции — ее, скорее всего, выпихнут из организации главные ее воротилы, англосаксы, а причина зарыта не так и глубоко. Дело в том, что Западу было бы выгодно поссорить сейчас Турцию с Россией и даже спровоцировать их войну в будущем, по формуле «разделяй и властвуй» — если Россия и Турция сближаются, то надо спровоцировать их конфликт.

Но, так как Турция не может конфликтовать с Россией в качестве страны НАТО, потому что это приведет к войне всего НАТО с Россией, к ядерным ударам и прочим вещам, которые наверняка погубят всех, а не только Москву, то ее исключат из НАТО, потом сменят власть (а может, порядок будет обратным, сути это не меняет), потом натравят на Россию.

И появится новая Украина — государство, которое не входит в НАТО, но воюет против России из-за своих марионеточных властей, которым велено воевать. Как видите, все это крайне похоже и на то, что пытаются сделать с Россией, сменить власть и также натравить ее, но уже на Китай. Схема везде одна, разделяй и властвуй. Но, к счастью, сейчас у власти как в Турции, так и в России люди, которые понимают эти вызовы еще лучше, чем мы с вами.

См. также

См. по теме:Аналитика

0 %